Задолжав по «коммуналке», можно подставить своих родных

19 апреля 2018

Об особенностях взыскания долгов в нашем регионе рассказывает и.о. руководителя УФССП России по Курганской области Ирина Уварова

 

Количество должников в нашем регионе растет с каждым годом. Оказывается, что сейчас можно стать «героем» исполнительного производства, если не платить за квартиру всего пару месяцев. Об этих и других новшествах в Службе судебных приставов мы побеседовали с исполняющей обязанности руководителя Управления ФССП России по Курганской области Ириной Уваровой.

- Давайте поговорим об итогах вашей работы: что значат эти цифровые показатели для простых людей?

- В первую очередь наши показатели говорят о положительных результатах. В 2017 году мы взыскали гораздо больше денежных средств – 2 млрд 700 млн рублей. Из них 1 млрд 700 млн рублей получили люди – не абстрактный бюджет какого-либо уровня, что, безусловно тоже очень важно, а конкретные люди, которым кто-то не вернул долг, затопил квартиру, украл деньги и т.д. Откуда рост показателей? Ответ прост - мы стали работать активнее. Нет, это не значит, что до какого-то момента мы работали кое-как, а потом взялись за дело. Причины тут в другом. Этому способствовала общая модернизация деятельности службы судебных приставов. К примеру,  у нас организован электронный документооборот практически со всеми службами. Получить информацию о месте работы должника, уровне его дохода можно за очень короткое время. Запрет на регистрационные действия, списание денег со счетов – все происходит практически в режиме онлайн. Например, в прошлом году  почти полмиллиона рублей из взысканных средств мы списали со счетов должников  сразу после истечения срока для добровольного исполнения – это значит, что взыскатели получили деньги очень быстро. Раньше, когда мы получали информацию о счетах  не так оперативно, должники зачастую успевали снимать со счетов денежные средства.

Или, например, снятие ограничения на выезд за пределы Российской Федерации. Раньше минимальный срок для этой процедуры составлял 10 дней. То есть человек мог оперативно заплатить свои долги, но его выезд все равно откладывался. Сейчас максимум проходит 2-3 дня, и ограничение снимается, главное для судебного пристава убедиться в том, что платеж поступил в ГИС ГМП.

Это и  наш Банк данных исполнительных производств, благодаря которому, в последнее время происходит и определенная ликвидация правового нигилизма у населения. Например, в 2017 году множество должников приходили к нам сами, потому что увидели свои фамилии в Банке данных исполнительных производств, кто то приходил и даже приезжал из других регионов, потому что не могли получить кредит. Кстати, сведения о возбужденных  исполнительных производствах, даже если они были окончены, но без фактического погашения долга, ввиду отсутствия у должников имущества, доходов и т.д., находятся в этом банке 3 года. Так что должникам надо понимать, что в течение этого срока их, вероятнее всего, не возьмут на работу в приличную организацию, вернее всего, не одобрят кредит, не получится открыть собственное дело с партнерами. Эти потенциальные репутационные потери не только положительно влияют на взыскание долгов, но и  позволяют менять отношение людей к своим обязательствам.

- В какой категории больше всего должников в Курганской области?

- По судебным решениям по количеству исполнительных производств на первое место я поставила бы долги в сфере ЖКХ – в 2017 году у нас на принудительном исполнении находилось 43 тысячи таких должников, причем, это в два раза больше, чем в 2016 году. Такому росту  есть несколько причин. Во-первых, поставщики энергоресурсов, подавая иск о возмещении долгов, указывают в качестве ответчика не только собственника жилья, но и  всех совершеннолетних жильцов, прописанных по конкретному адресу. Поэтому по одному долгу за квартплату у нас может быть 3-4 исполнительных производства. И все эти люди автоматически попадают в списки банка данных исполнительных производств. Так что, не заплатив «коммуналку», можно доставить проблемы своим детям и другим родственникам. Мы же можем обратить взыскание, например, на стипендию, и тогда ребенок будет рассчитываться за безответственность своих родителей.

Во-вторых, те же поставщики теперь не дожидаются, когда человек накопит многотысячные долги. Они подают иски, как только задолженность превысила 3-4 тысячи рублей, а оплата не поступает 2-3 месяца. Мы считаем, что это правильно, потому что небольшой по размеру долг гораздо легче взыскать.

А если считать по общей сумме задолженности, то на первом месте долги перед кредитными организациями – в 2017 году зафиксировано более 41 тысячи исполнительных производств этой категории, это на 9 тысяч больше, чем в 2016 году. Общая сумма долга превысила 10 млрд рублей. Люди по-прежнему часто берут кредиты необдуманно, многие обращаются в микрофинансовые организации, а потом не могут осилить платежи с крупными процентами.

- Какие меры взыскания сейчас наиболее эффективны?

- По-разному, зависит от ситуации и человека. Мы, конечно, используем все наши возможности, чтобы взыскать долг, но мы не волшебники.

Очень эффективной оказалась мера по ограничению должников в спецправе на управление транспортом. Многие граждане надеются  уйти от ответственности, если на них никакое имущество не зарегистрировано, хотя по факту владеют им сами. Например, автомобиль у такого должника есть, но записан на двоюродную тетушку. Мы лишаем его права управления транспортом, и он рассчитывается с долгами, потому что на самом деле нуждается в автомобиле.

А вообще часто складывается интересная ситуация. Должник постоянно уверяет нас, что ему совершенно нечем платить долг – ни работы у него нет, ни имущества, ни накоплений. Но стоит нам лишить его чего-то действительно важного – например, права выезда за границу – как сразу же находятся и десятки, и сотни тысяч рублей.

- Одно время судебные приставы размещали портреты должников и их ФИО в публичных местах – на подъездах домов, например. Но эта мера не стала популярной. Почему?

- Это не совсем так. Портреты должников на подъездах мы по-прежнему размещаем – только за 3 месяца 2018 года благодаря этому мы нашли  8 должников по алиментам. Но эффективным этот способ становится только тогда, когда у нас есть предположения, что в этом доме или районе проживает должник. Поэтому не так часто судебные приставы пользуются портретными листовками.

Зато около 30% скрывающихся должников мы находим через социальные сети. Мы тоже размещаем там фотографии людей, налаживаем переписку с должниками и их знакомыми и родственниками.

- Часто приходят к вам возмущенные люди?

- Конечно. Особенно после того, когда мы уже какие-то меры применили –  наложили запрет на отчуждение какого-либо имущества или списали со счета деньги, а должник якобы ничего не знал о наличии долгов. И всегда в этом виноваты судебные приставы. Но, наверное, не внеся, к примеру, необходимую сумму для оплаты коммунальных услуг до 25 числа, гражданин понимает, что именно тогда у него появляется задолженность за коммунальные платежи, а не после возбуждения исполнительного производства. 

У меня же всегда возникает вопрос: «А что человек сделал для того, чтобы быть проинформированным?» Ведь стоило ввести  дисконт на оплату штрафов ГИБДД в течение 20 дней после вынесения постановления, и подавляющее большинство водителей подписались на автоматические уведомления. То же самое можно сделать и с долгами, которые взыскивает ФССП – подписаться на рассылку, завести личный кабинет на сайте госуслуг – и тоже уведомления. Ведь своевременная оплата не только позволит избежать ареста счетов и т.д., но и избежать выплаты исполнительского сбора. Так что обвинять сотрудников Службы в собственной недобросовестности – это, на мой взгляд, лукавство. Каждый человек должен сам заботиться о своей репутации.

- Грядут ли какие-то новшества в полномочиях и функциях судебных приставов?

- Сейчас руководство Службы активно работает над созданием системы продажи арестованного имущества на электронных торгах. Тогда мы сможем сами контролировать процесс принудительной реализации (сейчас этим занимается Росимущество), но будут исключены коррупционные риски. Предполагается, что эта система будет работать в виде электронного портала, на котором человек сможет легко зарегистрироваться, посмотреть каталог реализуемых товаров, внести залог и принять участие в  торгах.

Еще одно потенциальное новшество – увеличение стоимости имущества, которое должник может реализовать самостоятельно. Сейчас мы предлагаем должникам самостоятельно продавать предметы, оцененные до 30 тысяч рублей, причем в сжатые сроки – до 10 дней. Эффективность такой самостоятельной реализации составляет 50-97%. Поэтому руководство Службы работает над увеличением этой суммы до 100 тысяч рублей. Ведь при самостоятельной реализации имущества должниками мы экономим бюджетные средства, а взыскатели оперативно получают деньги.

- Судебные приставы просто исполняют судебные решения или определенным образом влияют на судьбу должников и взыскателей?

- Конечно, настоящие судебные приставы душой болеют за свою работу. Да, к нам приходят и те, для кого это всего лишь работа как средство получения регулярного дохода, но они у нас долго не задерживаются. Ведь нам приходится пропускать через себя большое количество человеческих эмоций, в первую очередь негативных, мысленно примерять сложные ситуации, в которые попадают люди. Бывает, от должников судебные приставы страдают и физически. Но своей работой мы, возможно, вершим для кого-то судьбу. Может, благодаря тому, что мы добьемся быстрого выделения жилья ребенку-сироте, у него  начнется совершенно иная, новая жизнь. А сколько раз наши судебные приставы помогали людям, будучи при исполнении – то  должника от пожара спасли, то бездомного в мороз отогрели. А наш Михаил Малинников?  Ведь он спас жизни не только 13 человек, находившихся в здании суда, но и жизни их родственников, близких, у которых могла разрушиться судьба, если бы их не стало.

В среднем нагрузка на одного судебного пристава составляет 2600 исполнительных производств в год – вот скольким людям он должен помочь.

Вынести такое могут только неравнодушные к своей работе люди.

Нас часто обвиняют в формализме, черствости, грубости – нельзя отрицать, такое в нашей работе тоже есть. Мы боремся с этим, главный наш посыл – Служба должна быть с человеческим лицом.

Городская газета «Курган и курганцы», 19 апреля 2018 г.

Дарья Ильиных, фото А.Алпаткина

 

 

Время создания/изменения документа: 01 июня 2018 09:30 / 01 июня 2018 09:31

Печать